Да освятит Аллах его душу

Он был Вершиной Знающих и Королём Совершенных Мастеров, Открывающий Знания Религии и Открывающий Тайну Определённости (Достоверности); Доказательством Состояния Совершенства, Шейхом всех Шейхов Индостана, наследником Знания тайн Накшбандийского Тариката. Он известен как Уникальный Ныряльщик и Пловец в Океан Единства; путешествующий в Пустыне Аскетического Состояния; Кутб всех орденов и Красная Сера ("Редчайший из Редчайших") Всей Истины.

Он усовершенствовался и украсил себя лучшей этикой и манерами. Он поднялся до Высоких Небес Духовного Знания и украсил себя их звёздами. Он стал первым в каждой науке. Он вырос быть полной луной и увидел свой свет исходящий из Солнца его учителя до тех пор, пока его учитель не принял его для того, чтобы обучать его и заботиться о нём.

Шейх поддерживал его с помощью своей духовной силы и возвысил его до высочайшего благословения, которого он достиг, до тех пор, пока он не достиг состояния Достоверности Истины и состояния Самого Дальнего Лотоса. Затем он отправил его обратно в этот мир до тех пор, пока он не стал, как мы сказали ранее, ведущим (Путеводителем) всех людей. Ему было дано разрешение давать посвящение в Накшбандийский Тарикат. Он поддерживал Шариат, соблюдал и отстаивал Сунну и оживил Истину пяти Тарикатов: Кадирийского, Сухравардийского, Кубравийского, Чишти и Накшбандийского. Он передал тайны и полномочие всех пяти Тарикатов своему последователю и через него - всем последующим Шейхам Золотой Цепочки. Он возвысил всех своих Муридов до высоких состояний Абдаль (Замещающие Святые) и Аутад (Праведники-Столпы).

Он родился в 1158-м году по Хиджре (1745-м году) в селе Битала в Пенджабе. Он был потомком Семьи Пророка (сас). Его отец был великим учёным и аскетом, обученным в Кадирийском Тарикате Шейхом Насиром ад-Дином Кадирийским, который в свою очередь обучался у Хидра. До того, как он родился, его отец увидел во сне Саййидину Али, четвёртого Халифа, который говорил ему: "Позови меня по имени". Его мать видела во сне набожного человека, который сказал ей: "У тебя будет мальчик. Назови его Абдул Кадыр". Затем его отец и его мать видели один и тот же сон, в котором Пророк (сас) сказал им: "Назовите его Абдулла". Поскольку повеление Пророка (сас) было выше любого другого предложения, его назвали Абдулла Шах Гулам Али.

Он выучил наизусть Коран за один месяц благодаря своей гениальности. Он обучался внешнему и духовному знанию до тех пор, пока не стал самым знающимучёным. В молодом возрасте он несколько раз ездил в пустыню, выполняя там Зикр месяцами, существуя на той пище, которую мог раздобыть. Однажды он продержался 40 дней без сна и без пищи. Его Зикр не прекращался. Шейх его отца велел его отцупривестик нему его сына для того, чтобы дать ему посвящение в Кадирийский Тарикат. В ту ночь, когда он пришёл в дом Шейха, Шейх умер. Его отец сказал ему: "Мы бы с радостью дали тебе Кадирийский Тарикат, но теперь ты свободен найти любой Путь, который подойдёт тебе".

Он поддерживал общение с Шейхами Тариката Чишти в Дели, среди которых был Шейх Диауллах, Шейх Абдул Аддад, Халиф Шейха Мухаммада Зубайра, Шейх Мирдад, Мауляна Фахруддин и многие другие до тех пор, пока не достиг возраста двадцати двух лет. Он сам пришёл в Ханаку Шейха Джана Джанана Хабибуллы (ка). Он попросил его разрешения вступить в Орден Накшбанди-Муджаддиди. Шейх Хабибуллах сказал ему: "Тебе лучше быть с теми орденами, у которых есть вкус и милосердие, т.к. в нашем Тарикате нет ничего, кроме лизания камня без соли". Он сказал: "Это - моя высшая цель". Шейх Абдулла принял его и сказал: "Да благословит тебя Аллах. Оставайся".

Он сказал: "После того, как я получил знания Хадисов и выучил Коран наизусть и запомнил его толкование, я стоя в присутствии своего Шейха. Он дал мне посвящение в Кадирийский Тарикат своей святой рукой. Он также дал мне посвящение в Тарикат Накшбанди-Муджаддиди. Я находился в присутствии собрания Зикра и рядом с ним в течении 15-ти лет. Затем он дал мне полномочие наставлять и обучать Муридов.

"Сначала я пребывал в нерешительности, т.к. боялся, что Саййидина Абдул Кадыр Джилани (ка) не даст мне разрешения преподавать в Накшбандийском Тарикате. Я однажды видел его в видении сидящим на Троне во время моего периода нерешительности, сидящим на троне. Вошёл Шах Накшбанд (ка). Он тут же поднялся и посадил Шаха Накшбанда на трон, а сам находился стоя в его присутствии. Мне пришло в сердце, что это был знак уважения Шаху Накшбанду. Он сказал мне: "Ступай к Шаху Накшбанду. Цель - это Аллах. Какой бы Путь ты ни выбрал, ты сможешь прийти к Нему".

Он сказал: "Я жил на доход от небольшой недвижимости, которую имел. Я отдал её ради Всевышнего. После этого я столкнулся со многими трудностями, т.к. больше не имел дохода. У меня остался лишь один старый коврик, на котором я мог спать в холодную погоду и маленькая старая подушка, на которую я клал голову. Я очень ослаб. Я заперся в своей комнате и сказал себе: "О, мой эго, это твоя могила. Я не собираюсь открывать тебе эту дверь. Всё, что Аллах пошлёт тебе, можешь брать. Ты будешь жить здесь без еды и всё, что у тебя будет - это коврик и подушка. Твоей пищей будет вода. О, мой дух, твоей пищей будет Зикруллах (Зикр). Я пробыл в этом состоянии 40 дней, сильно слабея, как вдруг Аллах послал мне кого-то: этот человек постучал в дверь. Он подавал мне еду и обеспечивал меня одеждой в течении 50-ти лет".

Он сказал: "Когда я запер дверь своей комнаты и сказал то что сказал, Забота Аллаха пришла ко мне. В один прекрасный день ко мне пришёл человек и сказал: "Открой дверь". Я сказал: "Я не хочу открывать". Он сказал: "Разве я тебе не нужен?" Я сказал: "Нет, мне нужен Всевышний Аллах". В тот момент я испытал видение, в котором меня подняли к Присутствию Аллаха и было так, как будто я провёл одну тысячу лет в Его присутствии. Затем я вернулся обратно, и Он сказал мне: "Открой эту дверь". После этого я никогда не испытывал никаких трудностей".

Люди приезжали к нему отовсюду. Его известность достигла Византии, Ирака, Хорасана, Трансоксании (регион между Маударьёй и Сырдарьёй) и Сирии. А также Северной Африки. Он разослал своих Халифов и представителей повсюду по предписанию Саййидины Мухаммада (сас). Среди них был Саййидина Халид Багдадаи (ка). Он приходил к людям в снах и наставлял людей в дальних странах. Они ехали к нему издалека, говоря ему: "Вы позвали меня во сне".

Его Ханака кормила 2,000 людей каждый день и всегда была полна народу. Он никогда не оставлял пищу не следующий день. Из скромности он никогда не спал с вытянутыми ногами, т.к. боялся протягивать ноги в сторону Пророка (сас) или праведников или Божественного Присутствия. Он никогда не смотрел в зеркало. Если собака заходила в его дом для того, чтобы покушать, он говорил: "О Аллах, кто я такой, чтобы быть средством между Тобой и Твоим Любящим? И кто я такой, чтобы кормить их в то время, как Ты кормишь меня и кормишь их? О Аллах, я прошу в честь твоего творения - этого и каждого, кто придёт просить меня о милости, - пошли мне Милость ради них и приблизь меня к Себе и помоги мне твёрдо следовать Сунне Пророка (сас) и принимать то, что Ты предписываешь и оставлять то, что Ты запрещаешь".

Он сказал: "Однажды Исмаил аль-Мадани приехал ко мне в гости по предписанию Пророка (сас). Из своей страны Хиджаз он проехал тысячи километров. Он привёз с собой несколько реликвий и подарил их мне. Я поместил их в Большую Мечеть в Дели".

Он сказал: "Однажды ко мне приехал Король Набдилькаханд; он был одет в одежду неверующих. Когда я увидел его, я рассердился на него и сказал ему: "Ты не можешь сидеть рядом со мной в такой одежде". Король сказал: "Если ты меня так обвиняешь, то я не буду находиться рядом с тобой". Шейх сказал: "Вот так-то лучше". Он злобно встал и ушёл. Когда он дошёл до двери, что-то произошло с ним, и никто не знал что. Он скинул с себя одежду неверующих и побежал обратно и поцеловал руку Шейха и взял посвящение (Баят) у него и стал одним из его преданных учеников. Они спросили у него потом, что же произошло. Он сказал: "Когда я выходил, я увидел Шейха, входящего в дверь вместе с Пророком (сас), хотя он сидел внутри! Это заставило меня побежать к нему обратно".

Он спал очень мало. Когда он просыпался для молитвы Тахадджуд, он будил всех вокруг себя для Созерцаний и чтения Корана. Каждый день его практикой было чтение одной трети Корана и затем выполнение молитвы Фаджр с группой. Затем он сидел в кругу Зикра и Созерцания до восхода солнца. Он выполнял молитву Ишрак, а затем давал лекцию. Он зачитывал Хадис и читал комментарии к Корану. Он выполнял молитву Духа (Позднюю Утреннюю Молитву), а затем садился кушать со всеми своими учениками. Он кушал мало, и после еды он читал религиозные и духовные книги и писал письма. После молитвы Зухр (Полуденной Молитвы) он сидел и читал Тафсир и Хадис до времени наступления Аср. После молитвы Аср он говорил о суфизме и его выдающихся светилах - таких, как аль-Кушайри, Ибн Араби и Шах Накшбанд. Затем он сидел в кругу Зикра до молитвы Магриб. После Магриба он сидел в узком кругу своих учеников. Затем он ужинал и выполнял молитву Иша. После молитвы Иша он проводил ночь в Зикре и Созерцании. Он спал всего один или два часа, затем просыпался для молитвы Тахаджуд.

Его мечеть была слишком маленькой для его учеников, т.к. вмещала в себя всего 2,000 человек. Поэтому он проводил Зикр для своих учеников по очереди, каждый раз заполняя мечеть.

Каждый раз. Когда кто-то давал пожертвование, он сначала выплачивал из него Закят, согласно школе Имама Абу Ханифы, не дожидаясь конца года, т.к. отдавать Закят сразу же - лучше, чем давать добровольную милостыню. Он использовал то, что оставалось - для приготовления пищи и сладостей для бедных и для нужд Завийи и для своих собственных нужд.

Некоторые люди воровали из этих денег, и он не упрекал их, а предоставлял их Аллаху. Однажды один человек украл у него книгу, а затем вернул её, чтобы продать. Он похвалил его и отдал ему деньги. Один из его учеников сказал: "О, мой Мастер, это же из твоей личной библиотеки, и там стоит твоя подпись". Он сказал: "Не злословь; это между ним и Аллахом".

Он всегда сидел на коленях, никогда не сидел нога на ногу или с вытянутыми ногами, сохраняя уважение к Пророку (сас) и муре в такой позе. Он скрывал то, что давал как милостыню. Он никогда никому не разглашал, сколько он давал. Он носил старую одежду. Если ему давали новую одежду, он продавал её и покупал много старой одежды за эту цену. Он говорил: "Лучше чтобы у многих была какая-то одежда, чем у одного - прекрасная одежда".

Находиться в его обществе было подобно пребыванию рядом с Суфьяном ат-Таури, сподвижником Пророка (сас): никогда не повышался голос, не было злословий, и не обсуждались мирские дела. Ничто не было слышно, кроме духовности и религии.

Однажды Шейх постился, и один из его учеников резко говорил о Короле Индии. Он сказал ему: "Как жаль - я нарушил свой пост". Они сказали ему: "О. наш Мастер, ты ничего не сделал: тот, кто говорил, несёт ответственность за это". Он сказал: "Нет: и говорящий и слушающий оба принимают участие в этом грехе".

Он так любил Пророка (сас), что каждый раз, когда он слышал его святое имя, он дрожал и терял сознание. Он неукоснительно следовал Пророку (сас) в своих поступках и в соблюдении Сунны.

Слова его совершенства и Совершенство его слов

Он сказал: "Накшбандийский Орден построен на четырёх принципах: поддерживание Присутствия Аллаха; Божественных наитиях; Притянутости; и отвержение злоречий в сердце".

"Тот, кто испрашивает Вкуса и Желания, - на самом деле не испрашивает Реальности Божественного Присутствия".

"Ищущий должен быть полностью осознавать, как он проводит каждый миг. Он должен знать, как он выполнял молитву; он должен знать, как он читал Коран; он должен знать, как он читал Хадис; как он читал Зикр; он должен знать, сколько темени он получил из сомнительной пищи".

"Пища бывает двух видов; один вид пищи - для самоудовлетворения, а второй вид - для самоподпитки. Первый вид недопустим, а второй вид подходит, т.к. он обеспечивает силой, нужной для исполнения обязанностей и для соблюдения Сунны Пророка (сас)".

"Стремление лишь к Халяль (разрешённому) - это обязанность каждого верующего, равно как и отвергание Халяль- это обязанность каждого Знающего: Знающий, суфий - это тот, кто отвергает Дунию (Этот Мир)и Ахират (Следующий Мир) несмотря на то, что они являются Халяль. Он не принимает ничего, кроме Аллаха Всевышнего".

"Каждый должен понимать, что Пророк (сас) - это Суммация всех Совершенств. Явление его совершенства в каждом веке и времени - согласно подготовке и состоянию этого века и этого времени. Поэтому явление его совершенства при его жизни и во времена его Сподвижников было в форме Джихада и борьбы и Давата (Призыва к Религии). Его явление праведникам в последующие столетия через его святое Присутствие было в форме Само-Стирания, Аннигиляции, Вкуса, Сострадания, Эмоции, Тайн Единства и всех духовных состояний. Вот что явилось сердцам и устам праведников".

"Для нас ночь голода - это ночь Восхождения (Вознесения). Ночь голода - это ночь стремления к Аллаху".

"Баят (Посвящение) бывает трёх категорий: первая - для посредничества Шейхов; вторая - каяние за грехи; третья - следовать, установить контакт и получать линию преемственности".

"Все совершенства человеческого существа, кроме Пророческого, проявились в Саййидине Ахмаде аль-Фаруки (ка), а Пророческое Совершенство проявилось в Саййидине Шахе Накшбанде (ка)".

"Люди делятся на четыре категории: есть те, кого едва ли можно считать людьми, т.к. всё что они испрашивают - это Дуния; есть те, кто испрашивает Следующей Жизни; есть зрелые человеческие существа, которые испрашивают Следующей Жизни и Аллаха; и есть особые люди, которые испрашивают лишь Аллаха".

"Души человеческих существ возьмёт Ангел Смерти, а к душам Божьих Избранников не может приблизиться ни один ангел; Аллах Сам заберёт их Своей Священной Рукой".

"Божественный Разум - это разум, который знает свой путь к цели без посредника, а Земной Разум - это разум, которому нужно видеть свой путь с помощью проводника и праведника".

"Тот, кто хочет служить, должен служить своему Шейху".

Из его видений

По поводу своих видений он сказал:

"Однажды мне было видение, в котором я видел аль-Мира Рухуллу, одного из учеников Джана Джанана Хабибуллы (ка), который сказал мне: "Пророк (сас) ждёт тебя". В этом видении я передвинулся в то место, где ждал Пророк (сас). Он обнял меня, и с этим объятьем я стал как он. Затем я стал как изображение моего Шейха, Джана Джанана Хабибуллы. Затем я поменялся и стал выглядеть как Амир Кулал (ка). Затем как Шах Накшбанд (ка), и затем как Абдул Халик аль-Гудждавани (ка). Затем стал выглядеть как Саййидина Абу Бакр ас-Сиддик , Друг Пророка (сас)".

"Однажды мне было видение незадолго до молитвы Иша, в котором я видел Пророка (сас), который пришёл ко мне и сказал: "У меня есть совет для тебя и твоих учеников; никогда не спи до молитвы Иша".

"Однажды мне было видение, в котором я спросил у Пророка (сас): "Ты сказал: "Тот, кто видит Меня, видит Истину". Он ответил: "Да, и он также увидит Всевышнего Аллаха".

"Однажды мне было видение, в котором я видел Пророка (сас), идущего ко мне и говорящего мне: "Никогда не оставляй чтение Корана и Зикра - ни ты ни твои ученики, и всегда посылай вознаграждения за эти чтения как Посвящение (Подарок) мне; этим ты заслужишь великую награду".

"Однажды мне было видение, и я сказал Пророку (сас): "Я очень боюсь Ада". Он сказал мне: "Тот, кто любит нас, никогда не войдёт в Ад".

"Однажды мне было видение, и я видел Всевышнего Аллаха, говорящего со мной. Он сказал мне: "Твоё лицо - лицо Султана Праведников, и ты - он".

"Я видел в видении Шаха Накшбанда (ка): он пришёл ко мне, обнял меня и вошёл в мою одежду. Мы стали единым целым. Я спросил у него: "Кто ты?" Он ответил: "Шах Бахауддин Накшбанд, а ты - это я, и я - это ты".

Однажды он был у моря; волны бушевали, и он увидел плывущий корабль. Ему угрожала опасность затопления, но как только он взглянул на него, корабль остановился, и море успокоилось.

Однажды один из его учеников, Шейх Ахмад Йар, путешествовал в караване по бизнесу. Караван остановился для отдыха. Он заснул, и увидел своего Шейха во сне, который говорил ему: "Уходи немедленно отсюда, т.к. поблизости - воры, которые собираются напасть на вас". Он проснулся и рассказал своим людям об этом, но они не поверили ему. Он ушёл один, а воры пришли и всех убили.

Однажды Шейх Зуль Шах отправился навестить Шейха Абдуллу издалека. Он потерялся по дороге. К нему пришёл человек и направил его в нужное направление. Он спросил человека, кто он такой. Тот ответил: "Я - тот, к которому ты едешь".

Шейх Ахмад Йар сказал: "Однажды Шейх Абдулла поехал передать свои соболезнования набожной женщине, чья дочь умерла. Она со своим мужем служили ему. Он сказал женщине и её мужу: "Аллах подарит вам сына вместо вашей дочери". Она сказала: "Мне ведь шестьдесят лет, и у меня уже прошёл детородный возраст, а моему мужу - 80 лет. Как же у нас могут быть дети?" Он сказал: "Не спрашивай, как Аллах может это сделать! Это Его Блага - вам, и мои благословения вам". Затем он вышел, совершил омовение, вошёл в мечеть и выполнил два Раката молитвы. Затем он поднял свои ладони в Дуа (мольбе) и сказал: "О Аллах, даруй им ребёнка, как Ты обещал мне". Затем он повернулся ко мне и сказал: "Дуа было принято". Позже женщина родила ребёнка".

Однажды женщина, которая была родственницей Мира Акбара Али и ученика Шейха, заболела. Мир Акбар Али приехал к Шейху и попросил его помолиться Аллаху убрать эту болезнь, но Шейх отказался сделать эту мольбу. Мир Акбар настаивал. Шейх сказал: "Это невозможно, т.к. эта женщина умрёт через пятнадцать дней". Мир Али ушёл, и через две недели женщина умерла.

Однажды в окрестностях Дели была засуха, и не было урожая. Люди были в отчаянии. В один очень жаркий день Шейх Абдулла вышел во двор мечети и в разгар солнца сказал: "О Аллах, я не сдвинусь с этого места до тех пор, пока небо не заполнится тучами и не начнёт идти дождь. После этого дождь лил 40 дней.

Он сказал: Я хотел бы умереть, как мой Шейх Мирза Джан Джанан Хабибулла - мучеником. Но я помню, что после его смерти люди страдали от засухи в течении трёх лет, и вокруг было много убийств и бедствий, т.к. Аллах был зол на тех, кто убил его. Поэтому, о Аллах, я не прошу Тебя умереть точно так же, несмотря на то, что мне бы этого хотелось, но я прошу Тебя взять меня к Себе".

Он умер 12-го числа месяца Сафар в 1241-м гожу по Хиджре (1825-м году). Он умер, держа в руках книгу Повествований Пророка (сас), Джами ат-Тирмизи. Он был похоронен рядом со своим Шейхом, в Ханаке Джана Джанана Хабибуллы в Дели.

Он оставил после себя много книг, в том числе Макамат ан-Накшбандиййя, Рисалят аль-Иштигаль би Исми-ль-Джалаль, Манахидж ат-Тахкик и Минату-р-Рахман.

Он передал тайну Мауляне шейху Халиду аль-Багдади аль-Усмани ас-Сулеймани (ка).

twitter twitter twitter twitter twitter Психологические и личностные тренинги и семинары на Самопознание.ру