Да освятит Аллах его душу

Он был Совершенством Набожных, Гениальным среди Наставников, Сущностью Праведности. Ему было дарован Божественный Халифат (аль-Хилафа аль-Раббанийя), а Духовное Царство было его убежищем. Он объединил в себе Небесное Знание и Шарака Знание и вобрал лучшее Тариката и Хакиката до тех пор, пока он не стал очагом всех Небесных Откровений и Вдохновений. В нём проявилось Знание Духовных Знающих. Он известен как Уникальный в Знании и в Использовании Пера. Он нёс в своём сердце тайны привлечения сердец людей. Вся хвала принадлежит Аллаху, который вложил в него Небесное Откровение, и который дал ему чудодейственную силу в каждом важном вопросе. Он украсил его Совершенным Светом Мухаммада (сас) в начале его восхождения к Состоянию Духовного Знания. Он был Тайной своего Шейха. Киблой для людей его Шейха, Наследником знаний своего Шейха.

Он написал книгу о духовных знаках своего Шейха Убайдуллы (ка) под названием Сильсилат аль-арифин уа тазкират ас-сиддикин, в которой он написал:

"Я служил своему Шейху 12 лет до тех пор, пока он не умер, с 883-го по 895-й год. Причина моей связи и моего приобщения к нему произошло однажды, когда я отправился со спутником - Шейхом Никматуллах, из Самарканда в Херат для продолжения нашего образования. Когда мы добрались до деревни Шадиман, мы пробыли там много дней для того, чтобы отдохнуть, т.к. был жаркий сезон. Однажды Шейх Убайдулла аль-Ахрар приехал в тот же самый город, и мы отправились посетить его во время молитвы Аср.

"Он спросил меня, откуда я. Я сказал: "Из Самарканда". Он разговаривал с нами в самой прекрасной манере. Через свою речь он приоткрыл все тайные вопросы, хранящиеся в моём сердце, кусочек за кусочком, до тех пор, пока он не сказал мне, зачем я ехал в Херат. Это было так великолепно, что моё сердце подключилось к нему. Он сказал мне: "Если твоя цель - искать образования и знания, то ты можешь найти это здесь; не нужно отправляться в Херат". Я осознал, что любое petty нашёптывание и каждое наитие, которые были в моём сердце, были также открыты ему, как и страницы книги; и несмотря на это, я всё равно намеревался поехать в Херат.

"Один из его учеников, который был недоволен моим намерением, сказал: "Шейх занят письмом, ты можешь идти". Я не поехал, но подождал, пока Шейх не вернулся. Шейх вернулся и сказал мне: "Теперь расскажи мне твою настоящую историю. Зачем ты едешь в Херат? Ты едешь в поиске духовного пути или для того, чтобы искать внешнего знания?" Мой друг ответил за меня: "Он ищет духовного знания, но использует стремление к внешнему знанию как прикрытие". Он сказал: "Если это так, то хорошо". Затем он привёл меня в свой личный сад, и мы гуляли вместе до тех пор, пока мы не исчезли из вида людей. Он взял меня за руку, и я тут же вошёл в состояние Само-Стирания (Фана) и пробыл в нём долгое время. Я понял, что он соединял меня со своим Шейхом, а от него - с его Шейхом, а от того - с его Шейхом и так - к самому Пророку (сас), а от Пророка - к Аллаху Всевышнему.

"Затем он сказал мне, что я смогу читать и понимать его письмена. Он завернул их, отдал их мне и сказал мне:

"В них - реальность богослужения через послушание и набожность и смирение. С помощью этой бумаги, если следовать написанному, вы узнаете видение Аллаха Всевышнего.

Этот Путь основан на любви Бога, основанном на следовании стопам Пророка (сас), в основе которого лежит Сунна. Пророк (сас) сказал: "Вам нужно следовать моему пути и пути моих Халифов после меня". Для этого вы должны сопровождать праведных учёных, которые являются наследниками Знания Религии и Наследниками Знания Небес; Наследниками Сокрытого Знания и Знания Священных Атрибутов, Наследников Любви Божественного Присутствия. Общение с ними приведёт тебя к проявлению Божественного Знания и к следованию чистого пути Пророка (сас).

"Вы должны держаться подальше от недостоверных учёных, которые используют религию как средство сбора удовольствий Дунии (этого мира) и для приобретения славы и положения. Избегайте Танцующих Суфиев, которые как дети - безответственны. Не слушайте тех, кто говорит без понимания про всякого рода вздор - насчёт Халал и Харам (Разрешённое и Неразрешённое), никогда не говоря о важности неотхождения от верований Ахль ас-Сунна уаль-Джамаат (Община Пути Пророка (сас).

"Не слушайте аргументов философов и людей, которые не понимают ничего о Тасаввуфе, кроме названия. А притворяются суфиями. Пусть Аллах поприветствует тебя, мой сын, приветствиями ислама".

"Он затем вернулся в своё собрание, прочёл Фатиху для меня и дал мне разрешение поехать в Херат. Я покинул его присутствие, направляясь в Бухару. Он послал за мной посланника с письмом, адресованным Шейху Каллану, сыну Мауляны Сада ад-дин аль-Кашгари. В нём было написано: Ты должен заботиться о моём сыне, который принёс это письмо и оберегать его от общества плохих учёных". Когда я увидел этот чудесный жест с его стороны, моя любовь к нему углубилась в моём сердце. Но я всё равно не вернулся к нему, а продолжил своё путь в Херат.

"Путь в Бухару занял долгое время, т.к. мой mount был слаб. Мне приходилось останавливаться каждые две мили. Мне пришлось сменить шесть ослов к моменту моего приезда в Бухару. Когда мои условия улучшились и я приготовился покинуть Херат. Я слёг с высокой температурой. Я был так болен, что мне пришло в сердце, что если я продолжу, я могу умереть. Я решил не ехать дальше, а вернуться обратно и служить Шейху".

"После того, как я приехал в Ташкент, я решил навестить Шейха Ильяса аль-Ашаки. Я оставил свои книги, одежду и своё животное со сторожем. Один их слуг Шейха Убайдуллы увидел меня по пути. Я сказал: "Давай навестим Шейха". Он спросил: "Где твоё животное? Приведи его в мой дом и затем мы пойдём к нему в гости". Когда я собирался привести своё животное, мне пришёл голос и сказал: "Твоё животное мертво, и всё, что было на нём, исчезло". Я впал в замешательство. Я понял, что Шейх был недоволен моим запланированным визитом к Шейху Ильясу. В моё сердце пришла мысль: "Посмотри, как мой Шейх направляет всю свою силу для того, чтобы поднять меня в то время, пока решил навестить кого-то ещё". Я решил не навещать Шейха Ильяса аль-Ашаки, а вместо этого поехать прямиком к Шейху Убайдулле аль-Ахрару. Когда это пришло в моё сердце, ко мне пришёл человек и сказал: "Мы нашли твоё животное со всем твоим имуществом, которое было на нём". Я вернулся к человеку, с которым оставил своё животное, и он сказал мне: "Я привязал своё животное здесь, и когда я посмотрел вверх, оно исчезло. Я смотрел везде. Как будто земля его проглотила. Затем я вернулся туда снова, и животное было именно там, где я привязал его с самого начала. Я взял своё животное и отправился в Самарканд к Шейху Убайдулле аль-Ахрару (ка). Когда я прибыл, он вышел со словами: "Добро пожаловать. Добро пожаловать". Я остался с Шейхом и никогда не покидал его до тех пор, пока он не покинул этот мир".

Он усовершенствовал веру. Он принял всё, чему учил его Шейх и никто не смог изменить эту веру, кто бы что ни говорил. Он сказал: "Мой Шейх говорил о духовности и тайном знании. Он всегда направлял свою речь ко мне и спрашивал меня: "Когда ты слышишь, как я говорю о Божественных Реальностях, создаёт ли это какой-либо конфликт в тебе относительно верованиям, которые ты получил от своих родителей и учителей и учёных?" Я сказал: "Нет, мой Шейх". Он сказал: "Тогда ты - тот, с кем мы можем говорить".

"Однажды мой Шейх заболел и повелел мне пригласить врача из Херата. Ко мне пришёл Мауляна Кассим и сказал: "О, Мухаммад, пусть твоя поездка и возвращение будут быстрыми, т.к. я не выдержу, чтобы Шейх был болен долгое время". Я съездил быстро и вернулся с врачом, но увидел, что Шейх был в порядке, а Мауляна Кассим умер. Моя поездка заняла у меня 35 дней. Я спросил у своего Шейха: "Как умер Мауляна Кассим, будучи таким молодым?" Он сказал: "Когда ты уехал, Мауляна Кассим пришёл ко мне и сказал: "Я даю свою жизнь за твою жизнь". Я сказал ему: "О. мой сын, не делай этого, ведь тебя любят столько людей". Он сказал: "О, мой Шейх, я пришёл сюда не для того, чтобы консультировать тебя. Я принял решение, и Аллах принял его у меня". Что бы я ни говорил, я не мог заставить его передумать. На следующий день он заболел той же болезнью, что и я, и это сделало своё дело. Он умер 6-го числа месяца Рабиуль Авваль, а я сразу выздоровел, не нуждаясь во враче".

Шейх Мухаммад аз-Захид умер 12-го числа месяца Рабиуль Авваль в 926-м году по Хиджре (1520 г.) в Самарканде. Он передал свою тайну своему племяннику Шейху Дарвишу Мухаммаду ас-Самарканди (ка).

twitter twitter twitter twitter twitter Психологические и личностные тренинги и семинары на Самопознание.ру