Да освятит Аллах его душу

Он был одним из Совершенных Людей, которых Аллах удостоил Своими Божественными Именами и Качествами. Он сделал его центральным Столпом Божественного Откровения Сокрытых тайн и Ключом к Замку Трона Знаний. Он представлял Своего Господа в качестве Его Тени в этом мире; его сердце было украшено жемчугами и бриллиантами Сущности Уникального Единства. Он сделал его Домом Своего Света. Он был пищей для сердец Ищущих, и был средством для тех, кто желал напрямую слушать Божественные Речи. Он был Красной Серой, взвешенной на Божественных Весах, Гарантом Развуалирования Глубоких Тайн Богопоклонения. Он был Словарём языка Особенного Знания: в нём жил Зелёный Изумруд и Красный Рубин ныряющих искателей этого Океана, к которым пришло Массивное Наследие оживляющего знания духовности и религии.

Он понимал речь птиц, и был переводчиком Страсти Божественной Любви, и был выдающимся Откровениями Ордена. Он являл собой Пророческое Состояние Реальности Мухаммада (сас). Он был Мастером Мастеров, Светом Света и Знающим Знающих. Он был Путеводителем этого Ордена, который взял свою силу через кровное родство с Пророком (сас), будучи Хассани и Хуссейни по родословной, и беря духовную силу Ордена от Пророка (сас) через Абу Бакра ас-Сиддик и Саййдину Али (ра).

Он родился в провинции Газикумук, в Дагестане в 1203-м году по Хиджре (1788-м году), во вторник, 16-го числа месяца Мухаррам. С первого дня своего прихода в этот мир он находился в состоянии свидетельствования и он таким образом жил всю свою жизнь, с момента рождения, в состоянии Раскрытия Истинной Сущности (Снятия Завес).

Он был учёным как в экзотерическом, так и в эзотерическом знании. Он говорил на более, чем пятнадцати языках включая арабский, персидский, урду, пушту, хинди, русский, турецкий, дагестанский и черкесские диалекты, а также арамейский. Он выучил Коран наизусть и запомнил 775,000 Хадисов: как достоверных, так и слабых.

Он был энциклопедией Хадиса и справочником толкования Священного Корана. Он овладел Наукой Фикх (Юриспруденцией) и Логикой. Он был учёным и математиком. Он был выдающимся Магистром в Физике. Он был широко известным врачом-гомеопатом. Фактически, не было ни одной отрасли науки, известной в то время, которую он бы не знал глубоко. Он был очень великим суфием и автором книги под названием "Адаб аль-Муридиййя фи-т-Тарикат ан-Накшбандийя", "Правила Поведения Муридов Накшбандийского Тариката".

Он был Кутбом во времена его Шейха и находился на этой Стоянке сорок лет. Его Шейх - Шейх Исмакал (ка) показал ему все виды тайного знания, являющиеся важными для обучения и воспитания его учеников.

Уже при жизни Шейха Исмаила (ка) Саййид Джамалуддин аль-Гумуки был праведником. Во время жизни двух других великих праведников Дагестана и Халифов его Шейха: Саййидины Хаса Мухаммада и Шейха Мухаммада Эфенди аль-Яраги, он продолжал быть праведником, несущим основную тайну Накшбандийского Ордена. Однако, лишь только когда его шейх - Шейх Мухаммад Эфенди аль-Яраги умер, ему было дано разрешение стать Мастером этого Ордена.

Он был высоким и ходощавым с белой кожей. Его борода была очень длинной и широкой. Его глаза - красными. Его голос был очень мягким и приятным.

Когда он был молодым, он был учеников у учёных и суфиев Дагестана. В течении некоторого времени он был личным секретарём Правителя области Газикумук. Он решил оставить это, т.к. "Аллах дал мне силу видеть двумя особенными глазами; силу смотреть в Семь Небес и смотреть через восток. Я не могу работать на угнетателя". Он оставил эту работу и направил своё внимание на Накшбандийский Орден, который процветал в то время, подготавливая людей к борьбе с русскими. Позже, когда он был Шейхом, он был советником и вдохновителем позади вооружённого сопротивления Шейха Шамиля против русских, а также его свёкром.

Его знание Накшбандийского Ордена побуждало людей приезжать отовсюду для того, чтобы послушать его. Когда люди спрашивали его, зачем он оставил свою высокую государственную должность, он ответил словами, цитированными выше. Они были потрясены его ответом. За короткий период времени он стал очень известным.

Во время Шейха Шамиля ещё один правитель по имени Арлар Хан попросил его принять положение Муфтия (религиозного руководителя). Он отказался, сказав: "Я не буду работать на угнетателей". Затем правитель приказал ему занять это положение, но он проигнорировал его и просто ушёл. Правитель затем приказал, чтобы его повесили. Шейх Джамалуддин стоял с верёвкой вокруг шеи и только его собирались казнить, как вдруг правитель подбежал к балкону и начал кричать: "Стоп! Стоп! Не вешайте его!" У всех на виду он тут же сбросился с балкона и скончался на улице под балконом. С шеи Саййидины Джамалуддина тут же убрали петлю и отпустили его. Это было одним из его чудес.

Из его учений

Он сказал: "Вы должны применять своё знание. Если вы его не применяете, то оно будет против вас".

"Первый шаг на стоянке Ункального Единства - это придерживаться слов Пророка (сас): "Поклоняться Аллаху так, как будто вы видите Его наяву".

"Поклонение Знающего лучше, чем короны на головах королей".

"Если знание, о котором я вам гооврю, исходило бы от меня, оно бы исчезло; но это знание - от Него, и т.к. оно - от Него, оно никогда не иссякнет".

"Среди поступков, награду за которые не видит ни один ангел, - Памятование Бога (Зикруллах)".

"Наилучшее и наивысшее собрание - сидеть с Богом в Состоянии Единства".

"Отдавайте себе отчёт в проведённых часах, т.к. они проходят и никогда не вернутся. Жаль того, кто пребывает в забвении. Соединяйте свои ежедневные практики Зикра один с другим, как звенья цепочки; и вы извлечёте пользу из этого. Не занимайте своё сердце мирской жизнью, т.к. это заберёт важность Вечности из вашего сердца".

"Истории набожных людей и праведников - как батальоны Армии Аллаха, с помощью которых состояния Муридов оживляются и познаётся тайное знание Знающих. Доказательство этого - в Его Священной Книге - Коране, когда Он сообщил Пророку (сас): "Мы рассказываем тебе повествования о посланниках для того, чтобы укрепить ими твое сердце. В этой суре к тебе явились истина, увещевание и напоминание для верующих" (Коран 11:120).

"Будьте в своём сердце с Аллахом Всевышним и всемогущим; и будьте своим телом с людьми, т.к. тот, кто оставляет людей, оставит Группу, а тот, кто оставляет Группу, впадёт в невежество. Того, кто будет использовать свою Тайну для того, чтобы быть с людьми, постигнут испытания и искушения, и он будет занавешен от Присутствия Его Господа".

"Аллах снял завесы с Его Служителей величины их пороков, когда Он открыл им, что они были созданы из глины. Он показал им их смиренное положение, когда сказал, что они произошли из капли спермы. И Он позволил им увидеть свою беспомощность и свою слабость, когда Он создал им нужду ходить в уборную".

"Гордыня - это самая серьёзная опасность для человека".

"Знание Единства - это особенность суфиев, позволяющее им отличать Вечное от преходящего".

Из его чудес

Передают, что Аллах даровал ему два глаза в дополнение к уже имеющимся и таким образом даровал ему дополнительное зрение. Один глаз находился у него ниже пупка, а другой - выше пупка. Когда он был ребёнком, женщины Газикумука приходили посмотреть на эти два глаза.

Аллах наделил эти два глаза духовной силой, с помощью которой он мог раскрывать любое сокрытое Знание: будь то Небесное Знание или знание, относящееся к духовным существам этого мира.

С помощью глаза над его пупком он мог видеть Небесное Знание, и ему была дарована духовная сила, которая переносила его в Божественное Присутствие с полным видением, без какого-либо Само-Уничижения. Он мог смотреть на Божественные Тайны с полным Самосознанием и говорить о них со своими учениками. Каждый раз, когда его Муриды задавали какой-либо вопрос о Небесных Стоянках, он отвечал, посмотрев сначала Совершенным Видением на стоянки, а затем уже давал ответ.

Глах под пупком он применял для любого вопроса, касающегося этого мира, а также для духовных существ - Джиннов. Он был известен тем, что рассказывал своим ученикам всё, что нужно для будущего, настоящего и их прошлого. Генеалогия и взаимосвязь его учеников и их предками были открыты ему как книга. Он мог рассказать каждому о его родословной, т.к. мог назвать предков этого человека одного за другим.

Однажды он сидел со своими учениками и ел яблоки. Вдруг он взял яблоки с тарелки и подбросил их вверх. Муриды были удивлены столь детскому поведению, сообенно в свете суфийских принципов строго избегания всего, что является бесполезным и тщетным (Ма ла йа’ни). Он посмотрел на них и сказал: "Не смотрите на поступки и не давайте им неверную трактовку; это будет большой ошибкой с вашей стороны. Значение того, что я сделал, будет известно через 4 часа, когда придёт Мурид содного аула, и у вас будет объяснение".

Как и было предсказано, пришёл человек и сказал: "О, мой Шейх, мой брат отошёл в мир иной совсем недавно". Шейх сказал: "Вот что произошло. Теперь скажи точно, когда он умер". Он сказал: "Он умер четыре часа назад". Шейх объяснил: "Я увидел, как Ангел Смерти - Израил (ас) пришёл взять душу моего ученика с гневом и наказанием. Я подбросил вверх это яблоко и тем самым остановил Израила. Я сказал ему отправиться назад к Аллаху Всевышнему и сказать Ему, что Саййид Джамалуддин просит, чтобы Он изменил кончину этого служителя с плохой на хорошую. По пути Израила вниз с ответом от Аллаха, что Он изменил его судьбу с наказания на милость, я подбросил второе яблоко и сказал Израилу (ас), что он должен идти и что я сам заберу душу моего мурида. И я забрал душу из его тела во время его семи последних вдохов-выдохов".

Однажды некоторые посетители направлялись из Казани к Саййидине Джамалуддину (ка). На пути они проходили мимо дома одной пожилой женщины по имени Салахуддин Аиша. Она сказала: "Когда вы придёте к Шейху, попросите дать мне посвящение, т.к. я не могуи пойти к нему сама". В конце их встречи с шейхом Джамалуддином он попросили его ежедневное задание (Вирд) для Салахуддин Аиши. Он сказал: "Передайте ей этот кусок ткани". Они принесли ей кусок ткани, который переда Шейх. Он взяла кусок ткани, открыла его, посмотрела на него и сказала: "Я поняла, я поняла!" и положила ткань на голову. Затем она ушла и спустя некоторое время пришла с кувшином молока. Она сказала: "Отнесите это Шейху в ответ". Когда они вернулись к Шейху и отдали ему молоко, он пребывал в острой боли, т.к. его мучил правитель. Он выпил молока и сказал: "Альхамдулилла, я исцелился с помощью этого молока, которое женщина надоила у оленя. Она очень мудрая. Она тут же меня поняла. Я положил дымящийся уголёк на кусок ткани, и ткань не горела. Когда я послал эту ткань ей, она поняла, что соблюдать этот Тарикат - это всё равно что удерживать горящий уголь. Она взяла уголь и послала мне молоко. Молоко - это признак чистоты сердца. Поэтому она послала мне ответ, говоря: "Я принимаю трудность этого пути, и я посвящаю чистоту моего сердца Вам". Затем эти люди снова пошли к этой женщине и передали ей слова Шейха. Она вспоминала: "Когда я получила уголь, перед моей дверью появились два оленя. Никогда раньше я не видела такого. Я тут же поняла, что должна подоить их и передать молоко Шейху".

Однажды Саййид Джамалуддин аль-Гумуки (ка) был со своими учениками в большой мечети города, выполняя ночную молитву в собрании. Когда молитва закончилась, все вышли и мечеть заперли снаружи. Один человек остался внутри мечети, прячась за колонну. Его звали Оркалисса Мухаммад; он был одним из лучших Муридов Саййида Джамалуддина (ка). Он говорил сам с собой: "О, Оркалисса Мухаммад, сейчас с тобой нет никого; ты один. Защити себя". И он ответил себе: "Как я могу защитить себя? Я - самый плохой человек, которого совторил Аллах на лице Земли. Для того, чтобы доказать это, я клянусь, что если то что я говорю не является тем, во что я искренне верю, то пусть моя собственная жизнь станет для меня Харам!" Он не знал, что его Шейх также прятался в мечети и наблюдал за ним. Шейх смотрел ему в сердце. Он увидел, что в его сердце он искренне верил в то, что являлся самым плохим человеком из всех творений.

Саййид Джамалуддин (ка) показался, смеясь и говоря: "Оркалисса, иди сюда". Тот очень удивился, когда увидел своего Шейха, т.к. думал, что он там один. Шейх сказал ему: "Ты прав, и ты также преданный и искренний". Как только он это услышал, Оркалисса Мухаммад взлетел ввысь и ударился головой о потолок мечети. Он спустился вниз, и снова взлетел ввысь и снова спустился. Это происходило семь раз. Когда Мурид очищается от этой Дунии, его душа поднимает его вверх, и он летает как птица.

Затем Шейх Джамалуддин сказал ему: "Сядь", и он сел. Шейх указывал своим указательным пальцем на сердце Оркалиссы Мухаммада круговым движением. По мере вращения своего пальца он открывал его сердце, не к Божественному Присутствию, а к тайнам, сокрытым внутри его собственного сердца. То, что он открыл ему - были шесть уровней, которые должны быть открыты ищущему для того, чтобы ступнуть на первую ступень Пути. Ими являются: Реальность Привлечения (Хакикат аль-Джазба), Реальность Получения Небесного Откровения (Хакикат аль-Файд), Реальность Направления Силы Сердца на Кого-либо (Хакикат ат-Таваджух), Реальность Посредничества (Хакикат ат-Тавассуль), Реальность Наставничества (Хакикат аль-Иршад) и Возможность двигаться в Пространстве и Времени одним Движением (Хакикат ат-Тайй).

Эти шесть сил, которые он открыл ему являются Первым Главным Шагом на Суфийском Пути. Как только он открыл эти шесть сил, он мог взять его в Состояние Свидетельствования. В этом состоянии видения он видел себя сидящим с 124,000 белыми птицами, окружающими его. Одна большая зелёная птица прилетела на середину. После этого видения белые птицы исчезли, и на их месте появилась духовность 124,000 святых. Затем зелёная птица исчезла, и появилась духовная форма Саййидины Мухаммада. Пророк (сас) сказал: "Я свидетельствую, что он достиг состояние Совершенства, и теперь ты можешь рассчитывать на него. Передайте ему тайну Накшбандийского Тариката. Затем Саййид Джамалуддин перелил из своего сердца в сердце Оркалиссы Мухаммада тайны и знание, о которых он и мечтать не мог. Он сказал своему Шейху: "О, мой Шейх, разве эти вещи существуют в Тарикате?". Он ответил: "Да, мой сын, и это только Начало Пути".

Передают, что в Оркалиссе Мухаммаде была видна тайна его Шейха. Он поднимался на Минбар (Пьедестал) в пятницу, ударял в ладоши и говорил: "О, люди. Плачьте!", и они все начинали плакать. Затем он ударял в ладоши и говорил: "Смейтесь", и они смеялись. Затем он произносил Дуа (взывание к Богу), говоря: "О, Аллах, они плачут в раскаянии и просят прощения. Прости их. И они смеются от довольства Твоей Милостью!". Затем он ударял в ладоши третий раз и говорил: "Вы принимаете Накшбандийский Суфийский Орден своим Орденом?", и они говорили: "Да". Затем он спрашивал их: "Вы принимаете то, что нужно произносить 5000 раз "Аллах" языком и 5000 раз "Аллах" в сердце?", и они отвечали: "Да". Таким методом он распространял Накшбандийский Орден по всей земле Дагестана, Казани, Южной России и среди солдат Имама Шамиля.

Его борьба

Шейх Джамалуддин аль-Гумуки аль-Хусайни (ка) был глубоко вовлечён в борьбу с русскими. Он твёрдо остаивал учение духовности в России, как и в прежние времена. Он поддерживал Имама Шамиля в его борьбе против России в течении 40-ка лет. Его солдатами были только Накшбандийские Муриды, т.к. он не позволял никого другого в своей армии. Лесли Бланч пишет следующее об их взаимоотношении в своей книге "Сабли Рая":

"Шамиль слушался его (Шейха Джамалуддина) долгое время после того, как он (Шамиль) стал империалистским правителем, который не терпел ни слова критики. Со своим учителем Шамиль был из первых дисциплинированных и знающих. Он изучал арабский и арабскую литературу, философию и теологию, продвигаясь к сложным суфийским доктринам, которые благодаря тому, что религиозная эволюция является фундаментальным принципом суфизма, включил сравнительное изучение Адама, Авраама, Моисея, Иисуса и Мухаммада. Было очевидно, что это был необычный ученик, и Джамалуддин искал подготовки своего приговора для этой великой судьбы, которая была уже написана у него на лбу".

"Он (второй Имам Дагестана) быстро рос в иерархии Медресе (религиозной школе) для того, чтобы стать одним из внутренних кругом Муридов".

"Имам Шамиль был женат на дочери Муллы Джамалуддина: Зайдат".

"Имам Шамиль в общей сложности провёл остаток дня в медитации или молитве или в теологических дискуссиях со своим духовным учителем Муллой (Саййидом) Джамалуддином".

Когда Шейх Шамиль потерпел поражение и взят в плен русскими в 1279-м году по Хиджре (1859-м году), Шейх Джамалуддин решил, что люди Дагестана будут эмигрировать в массе из Дагестана в Стамбул, Турцию. Как только решение было принято, люди Дагестана, Казани, Чечни, Казахстана, Армении, Азербайджана и других областей, все начали готовиться для миграции из русских территорий. Они ехали в Турцию и арабские страны.

Шейх Шамиль был освобождён русскими с условием, что он поклянётся никогда не начинать борьбу против них. Он отправился в Паломничество, и ему оказали радушное гостеприимство как герою в Мекке, где ему разрешили выполнять молитву на вершиен Каабы для того, чтобы все могли видеть его. Он умер в Мадине и был похоронен на кладбище Сподвижников, аль Баки.

Переезд

Шейх Джамалуддин (ка) переехал в Стамбул в сопровождении своей семьи и семьи Шейха Шамиля. Там они жили в районе Ускудар, на азиатской части Стамбула. Оттуда он распространил Накшбандийские суфийские учения по всей Турции.

В то время все дома были сделаны из дерева. Однажды по району Ускудар разразился большой пожар. Люди убегали из домов, чтобы спастись. Они пришли к нему, убеждая его уйти. Он сказал очень спокойно: "Я ни за что не уйду, т.к. мой дом не сгорит. Этот дом был построен из денег, заработанных моими руками. Никогда не загорится дом, построенный на чистые, законные деньги". Весь район сгорел, а его дом остался нетронутый пламенем. Этот дом сохранился и по сей день и очень известен.

Его поведение со своей семьей и со своими Муридами было всегда безупречным. Он проявлял с ними свои самые лучшие манеры поведения. Он никогда не реагировал на жалобы или возражения своей семьи. Он никогда не критиковал своих муридов и не спорил с ними. Он всегда старался радовать их.

Однажды незадолго до своей смерти он позвал свою жену и своб дочь к себе. Он сказал: "Сегодня я проделал большую работу, и это отняло у меня всю мою силу, и я ослаб. Когда вы прочтёте газету, вы узнаете, что большой корабль шёл по Босфору. Никто не погиб - все были спасены неизвестным человеком. Я являюсь этим неизвестным, и вы услышите об этом. Затем он умер. На следующий день его дочь, с восхищением и слезами на глазах прочла историю в газете о том, как огромный корабль тонул и как неизвестный человек спас всех пассажиров на борту. Эту газету и по сей день хранят его последователи."

Он умер в 1285-м году по Хиджре (1869-м году) 5-го числа месяца Шавваль, в возрасте 80-ти лет. Его похоронили в Стамбуле, рядом с семьей Имама Шамиля, в Ускударе.

Через некоторое время после его смерти и похорон местоположение его могилы было утеряно, и никто не мог отыскать её. Могилу продолжали искать в течении многих лет. Шейх Шарафуддин (ка), который появился сорок лет после его кончины, разыскал его могилу. Когда он жил в Рашадии, 150 миль от Стамбула, ему было видение, что его привезли в Ускудар. Его привели на кладбище, и перед ним появился человек, одетый в зелёный плащ. Он сказал: "Я - Шейх Джамалуддин. Тебе нужно найти мою могилу". Шейх Шарафуддин спросил: "Как я узнаю твою могилу?" Он сказал: "Это кладбище Караджи Ахмада, - святого, который похоронен там", указывая на место, находившееся неподалёку. Затем он сказал: "Сын мой, приложи все усилия для нахождения моей могилы". На следующий день Шейх Шарафуддин написал людям в Стамбуле и попросил их копать в таком-то и таком-то месте. Когда они раскопали, то нашли его могилу и надгробный камень, на котором было высечено его имя.

Шейх Джамалуддин (ка) передал тайну Золотой Цепочки Накшбандийского Ордена Сайидине Абу Ахмаду ас-Сугури (ка).

twitter twitter twitter twitter twitter Психологические и личностные тренинги и семинары на Самопознание.ру